ruen
AAAТема белого цветаТема черного цвета
Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова
Центр культуры
Встречи в Центре культуры

Встречи в Центре культуры

17.07.2019 15:17

2019 год – объявлен в России годом театра.  Барнаульская весна этого года ознаменовалась двумя замечательными выставками в Краевом государственном архиве – «Барнаул театральный». И в Краевой государственной библиотеке им. В.Я. Шишкова – «Живая ткань театра». О них рассскажет нам ветеран АлтГТУ, к.ф.н., Алла Александровна Гусева. По материалам устного рассказа  Аллы Александровны планируется написание нашей совместной статьи в сборник «Фестиваля культуры» проходившего в АлтГТУ 29 мая 2019 года в рамках XVII традиционных Кирилло-Мефодиевских чтений.

С Ириной Николаевной Свободной Центр культуры Гуманитарного факультета и его директора ЦК ГФ Евгению Павловну Цепенникову связывала многолетняя дружба и сотрудничество.  На протяжении полутора десятков лет Ирина Николаевна помогала студентам – политехникам всех факультетов войти в прекрасный мир театра полноправными партнёрами и, в конечном счёте, стать любителями и, даже, знатоками театрального искусства.

Время от времени в Центр культуры до сих пор наведываются  выпускники самых различных факультетов АлтГТУ.  Уже солидные мужи  и авантажные дамы  с огромной теплотой и, порою, с юношеским восторгом вспоминают «театральные семинары»  Ирины Николаевны в Центре культуры Гуманитарного факультета и на малой сцене Театра драмы.  

Многие из бывших студентов-политехников признаются, что не будь в их жизни курсов по « Истории Мировой и Отечественной культуры», «Культурологии» встреча с театральным искусством не стала бы для них столь важной и значительной, если бы вообще состоялась. Поскольку любого, кто обращается к истории театрального искусства Алтая, ждёт встреча с ярчайшим творчеством известного театроведа -Свободной И.Н., не миновала эта встреча и ветерана нашего ВУЗа — Аллу Александровну Гусеву. В беседе со мной она призналась, что благодаря творчеству Ирины Николаевны, обрела знания по истории Алтайского театра. Мы публикуем сегодня выдержки из беседы с Аллой Александровной об истории Алтайского театра, состоявшейся в Центре культуры 2 июля 2019 года. 

Служащие архива с любовью и профессиональной аккуратностью вынули из «толщи трёх веков» мирно и тихо лежавшие там артефакты, имена, фотографии, официальные документы, повествующие о творцах барнаульской культуры. Архивные материалы представлены так, чтобы посетитель сам увидел начало и динамику сибирского театра, чтобы погружение в историю позволило самому воссоздать и приблизить далёкое прошлое к нашему времени. Удивительно, пожелтевшие страницы официальных документов вызывают множество эмоций и возгласов; и, безусловно, чувство  благодарности хранителям исторических ценностей.

Вторая экспозиция представлена не артефактами, а воспоминаниями очевидцев, историками, исследователями, писателями, художниками, журналистами – всеми, для кого театр остается самой главной эстетической привилегией города, законодателем литературного языка и высокого вкуса. Выдающиеся её представителя становились кумирами и совестью нашего общества. Они создавали нравственные героические образцы, на которые хотелось равняться.

«Что же такое эти две весенние выставки? — спрашивает Алла Александровна и отвечает: «Кладезь обеих выставок неисчерпаемый, яркий, во многом неожиданный для барнаульцев старшего поколения и тем более для молодёжи. События разрозненные и эпизодические в повседневной жизни в экспозициях приобрели системное качество и заняли почётное место в театральной жизни города. Всем богатством экспозиций поделиться невозможно. Нужно идти и знакомиться самому».

Истоки и корни Барнаула театрального

Знакомство со знаменательными экспозициями даёт возможность оживить и приблизить к сегодняшнему дню весьма яркую картину становления театра в Барнауле. Судьба театра Сибири начинает складываться с момента, когда императрица Елизавета Петровна (дочь Петра Великого) поручила горному офицеру П.И. Порошину возглавить экспедицию на Колывано — Вознесенские заводы. В Краевом архиве хранится Указ от 12 января 1761 года «О неотложном исполнении требований Кабинета к распространению выгод  и  к  пользе Колывано — Вознесенских заводов», о производстве А.И. Порошина в генерал-майоры с жалованием 2500 рублей в год. Из той же суммы на проезд пожаловать 1000 рублей.  Второй указ-предписание издан в феврале 1761 г. о мерах по претворении в жизнь Указаний Кабинета. Но ничего  не сказано о том, как  и кого набирать в команду.

А.И. Порошин по собственному усмотрению набирает отряд молодых офицеров из Санкт-Петербурга, но  с одним условием: они любят театр и знакомы со сценической школой.  Для образованной части столичного общества интерес к театру не был редкостью. По прибытию в Барнаул в свободное от работы время горные офицеры приступают к репетициям. А.И. Порошин управляет Колывано — Вознесенскими заводами и одновременно курирует любительский театр. При театре открывается школа сценического мастерства для офицеров, членов их семей и разночинцев города. Одновременно идёт строительство театрального дома.

В 1776 году состоялось первое театральное представление в Горном доме. В бревенчатом доме 30 метров длиной, 13 метров шириной; квадратная сцена со стеной 6,4 метров, общей площадью в 100 квадратных метров; кирпичная печь, два окна со ставнями, 22 скамейки для зрителей на сто и более мест. Дом срубили из половинчатых брёвен.  Таковы  архивные сведения о первом театральном  помещении. Но мест катастрофически не хватало. Спрос на зрелища превышал возможности театра. Немало зрителей весь спектакль смотрели стоя. Можно сказать, театр ломился от зрителей. Хотя цены на билеты были достаточно высоки: для учеников -15 копеек, для взрослых от 20 до 40 коп. Для сравнения заметим: пуд пшеницы стоил 80 копеек, пуд муки – 1 рубль, корова -18 – 20 рублей, овца – 3 рубля. На деньги от сборов театр шил костюмы и строил декорации. Для удовлетворения театрального интереса создавались любительские театры, но они быстро распадались. Горный театр работал регулярно.

 Судьба Барнаула театрального в XIX веке

 Горный театр оказался ярким явлением для 5-тысячного провинциального города. Его деятельность оказала благотворное влияние на духовную жизнь Барнаула. Повысился интерес к знанию, к литературе, начал развиваться книжный бизнес, строятся школы, открывается библиотека. При Горном театре был создан свой оркестр, который сопровождал спектакли, исполнял музыкальные произведения до и после спектаклей. С годами труппа пополнялась из актерских семей: сестры, братья, дети. Жёны офицеров с удовольствием играли женские роли.  « Светские дамы города, — по воспоминаниям писателя В.Соколовского, — вместо сплетен находили удовольствие говорить о последнем спектакле или о концерте, которые давали накануне». Барнаул приобрёл славу культурного города. Путешественники говорили о Барнауле как об « оазисе в пустыне», как о «тихом уголке Санкт-Петербурге», «как о Сибирских Афинах».  Путешественники высоко отзывались об архитектуре Барнаула, ныне называемого «старым городом», удивлялись его культурному облику.  Успехи добывающей и обрабатывающей промышленности сопровождались ростом населения и городского строительства. Промышленность и духовная культура гармонично сочетались друг с другом.

Горный театр как субъект российской культуры

 Горные офицеры часто посещали по делам службы обе столицы и могли привозить все новинки столичного репертуара.  Барнаульцы были знакомы с лучшими пьесами русских драматургов. Уже в 70 — х годах на сцене появляются произведения А.Н. Островского, Н.В. Гоголя, А.Ф. Писемского, В.А. Соллогуба. Спектакли Гоголя « Тяжба», «Собачкин», « Мёртвые души». Пьесы Островского «Шутки», «Бедность не порок», «Женитьба Белугина», «Доходное место».

 Ф.М. Достоевский неоднократно посещал Барнаул во время сибирской ссылки. Из его переписки с актёрами  Санкт- Петербурга и Горного театра можно предположить, что первым сибирским произведением Достоевского, созданного им в ссылке, была комедия «Дядюшкин сон». Вполне возможно,  предназначавшаяся именно для барнаульской сцены. К сожалению, писатель впоследствии отказался от первоначального замысла и переделал начатую им комедию в комическую повесть.  Несмотря на это «Сибирские Афины» гордились дружбой с выдающимся писателем и тем, что вдохновили его на единственную попытку написать для театра. В числе первых актёрских знакомых Ф.М. Достоевского стали отпрыски большой актёрской семьи Самойловых. Оперные певцы В.М. и С.В. Самойловы подарили сцене первую актёрскую династию. Восемь сыновей, две дочери и четыре внука – каждый вспыхивал звездой на театральном небосклоне. Кумиром Достоевского был старший сын – В.В. Самойлов. Родители заботились об образовании детей. Василий окончил Горный институт. Сергей и Иван Самойловы служили и играли на барнаульской сцене 20 лет. Были в числе самых талантливых актёров Горного театра. Слава Горного театра и наличие театрального дома позволили Барнаул превратить в площадку для гастрольных спектаклей и концертов. Сравнивая уровень актёрского мастерства, горожане делали выбор в пользу родного театра. Особенно первые гастролёры уступали в  интеллигентности и искусстве. Театр занимался благотворительностью. Посылал одарённых детей из малообеспеченных семей на учёбу в Москву. Вернулся только один, став художником. В знак благодарности, он писал афиши к спектаклям.

Закрытие Горного театра и поиск новых возможностей

 В конце 1880 –х годов прекращают своё существование горные заводы Алтая. Горная интеллигенция покидает регион, переселяется на новые места. Казалось, с отъездом актёров угаснут «Сибирские Афины». К тому же в момент прощального спектакля (февраль 1890 г.) в театре начался пожар. Театральный дом сгорел. Обошлось без жертв. Но сгорело всё театральное имущество. Барнаульцы уже не представляли себя без театра. Горный театр заложил крепкую основу, традиции и вкус к высокому искусству.

Большая заслуга в сохранении театральной преемственности принадлежит барнаульскому просветителю В.К. Штильке.  По его настоянию любительский театр объединяется  с любительской труппой Городского Собрания. Директор сереброплавильного завода выделяет заброшенный цех. Его расчистили, приспособили под театр и назвали Заводским театром. С 1893 года начались театральные представления. Условия для актёров и зрителей были непривычные.  Барнаульцы мечтали о настоящем театральном помещении.

В 1895 году Обществу попечения выделили участок земли с заброшенным садом и развалинами сгоревшей в 1865 году городской каторжной тюрьмы. Барнаульцы расчистили территорию и построили летний дощатый театр. Билеты были недорогие: для учеников – 5 копеек, для взрослых – 10 копеек. Деньги от продажи билетов вносили на строительство Народного дома, который возводили всем миром. Несмотря на затянувшиеся трудности, интерес барнаульцев   к театру не угас. В этом немалая заслуга режиссера А.А. Лесневского.  Первым спектаклем в летнем театре был поставлен «Лес» А.Островского. Яркий успех и хороший сбор в пользу строительства  Народного дома, на долгие годы вдохновили театр на новые спектакли. Этому немало способствовало и завершение строительства Народного дома. 17 декабря 1900 года Народный дом был торжественно открыт. Став на долгие годы центром общественной и культурной жизни горожан и колыбелью будущего профессионального театра.

 Новые времена и новая театральная судьба

Народный дом был построен со всеми необходимыми для театра помещениями, с устроенной по всем правилам  сценой, с электрическим освещением. В 1897 году в Барнауле формируется кружок любтителей театрального искусства во главе с межевым инженером А.А. Лесневским. Кружок сумел поднять театральное искусство до высокого профессионального уровня. Растёт число спектаклей. Если в 1897 – 1899 годах было поставлено всего четыре постановки, то в 1903 – 1904 годах было сыграно 20 спектаклей. Прослеживалась идеологическое и  нравственное  устремление труппы.  В 1903 году в Бийске был поставлен спектакль М.Горького «На дне». Триумфом сезона 1904 – 1905 годов стал спектакль «Князь Серебряный» по роману А. Тостого. Театр развивался как самостоятельное культурное явление, откликаясь на запросы времени, формируя и развивая взгляды, интересы и вкусы зрителя.

Барнаул по-прежнему остается городом высокой культуры. В конце XIX века в нем работали четыре театра с хорошим репертуаром, городской  оркестр, библиотека, развит книжный бизнес. Город принимает известные театральные труппы с гастролями; с обновлённым репертуаром и высоким мастерством. 5-тысячный Барнаул  XVIII века к концу XIX века уже насчитывал 70 тысяч жителей.  Более века Горный театр был законодателем городской культуры. Это было время спокойного и неторопливого образа жизни. События в центральной части России доходили до Барнаула в форме  слухов и рассказов очевидцев. Город продолжал оставаться «оазисом сибирской пустыни».  Казалось, так будет всегда.

Однако, война 1914 года была первым предвестником предстоящих глубоких и драматических перемен. Наиболее пагубно на истории театра сказалась Гражданская война, а затем послевоенный период. Первые десятилетия XX века стали суровым испытанием. До НЭПа, в условиях политики «военного коммунизма» состоялось огосударствление всех учреждений культуры. Они все были переведены на гособеспечение.  В начале 1921 года в Барнауле имелось 44 театра; почти все самодеятельные. В том числе: профессиональный центральный театр, 4 рабочих любительских театра, детский театр и передвижной театр. Молодое государство считало, что искусство должно стать средством воспитания трудящихся в условиях строительства коммунизма;  рассчитывали, что искусство станет проводником новой идеологии.

 Кризис Барнаула театрального

 Новая экономическая политика пересматривает отношение к учреждениям культуры. Начался процесс сокращения театров, актёров и театральных рабочих. Отменены денежные дотации, сняты продовольственные пайки.  Стационарный центральный театр переводят на самоокупаемость. Театр повышает цены на билеты и лишает себя зрителей. Но не только поэтому. Непрерывная смена актёрской      труппы, обширный репертуар сказались на актёрском мастерстве. Чтобы привлечь зрителя, количество премьер доходило до 50. В репертуаре была не только классика, но и спектакли сомнительного фривольного характера. Бывали случаи, когда актёры выходили на сцену после одной-двух репетиций, с плохим знанием текста и роли.

В 1921 году власти города делают попытку вернуть зрителя в театр. Для этого остатки профессиональных сил объединяют в одну труппу под названием «Первый государственный театр». Театральный сезон решили открыть новым спектаклем – мелодрамой итальянского автора Джорджа Дюморье – «Трильби». Постановку спектакля поручают талантливому режиссеру Гр. Ге. Длительные репетиции, яркая реклама обещали перемены к лучшему. Однако,  смена театрального статуса не способствовала его процветанию. Материальных средств  для актёрской деятельности по-прежнему не было. В 1923 — 24 годах  наступил «мертвый сезон».  Зрители не пришли. Публика охладела к театру. В городе было помещение для театра, но не было зрителя. Власти рассчитывали превратить театр в доходное предприятие, но эксперимент провалился.

В 1928 году состоялся первый удачный сезон, благодаря московской театральной труппе. Период до второй мировой войны можно считать возрождением «Сибирских Афин». В 1936 году театр становится Барнаульским драматическим театром. А в 1937 году театру присваивают статус Алтайского краевого театра драмы.  Но до сих пор не прекращается дискуссия – быть театру дотационным или доходным предприятием. Или хотя  бы самоокупаемым.  Светлана Крючкова – народная актриса театра и кино – в одном из своих выступлений перед большой аудиторией страстно произнесла: « Не дайте рынку погубить русский театр».

 Барнаул театральный в годы Великой Отечественной войны

 Особо следует выделить роль театра в годы войны. Неизгладимое впечатление производят материалы, содержащие сведения о Барнауле театральном военных лет. 22 июня 1941 года театр узнал о начале войны за два часа до спектакля. Театр отменил спектакль и провел первый военный митинг. Было ясно: у театра и страны единая судьба и единая цель.   В краевом архиве поименный список ушедших добровольцами на фронт в первые дни войны: актёры П.Горский, В. Мухачёв, художник С. Марков, помощник режиссера В.Ярошевич, работники театра М. Окишев, В.Корин, И. Долгополов, А. Климов, А. Чистоклетов.  Позднее в ряды Красной Армии влились артисты П. Антохин, Н. Уваркин, В. Кошкин, С. Семанин, Н. Быстров, П. Эдельман, помощник режиссера М.Фёдоров, зам. директора В.Шемякин, главный администратор И. Либуркин, многие работники театральных цехов. Передав свои полномочия главному режиссеру Н.Николаеву, на фронт ушёл директор театра А. Санцин.

На Алтай эвакуируют Днепропетровский театр, Московский театр им. Ленсовета,  Камерный театр А.Я. Таирова и Алисы Коонен. Тревожные, трагические годы. Общество верило в победу. Летом сорок первого барнаульский Государственный театр переводят в Бийск, чтобы освободить театральную площадку для московских театров. В поредевшую барнаульскую труппу вошли актеры местного любительского колхозно-совхозного театра, а также эвакуированные актеры из разных театров Киева, Смоленска, Одессы, Москвы. Самым ощутимым пополнением стала группа актеров Московского театра им. Ленсовета во главе с режиссером, заслуженным артистом РСФСР И.Ю. Шлепяновым. Среди приехавших были такие знаменитости, как А.Плотников, Л.Кузьмичева, И.Стрелкова, В. Машков, Вера Орлова.

В октябре 1941 года театр уже поставил первый спектакль «Парень из нашего города» Константина Симонова. И в дальнейшем в репертуаре преобладала военная тематика.  Летом 1942 года Шлепянова сменил заслуженный артист УССР из Киева Е.А. Лишанский.  Всего в Бийском театре   было осуществлено более тридцати новых постановок. Труппа выежала в Камень, Рубцовск, алтайские сёла. Артисты дали 500 концертов в госпиталях, воинских частях, в сельских клубах, на ролевых станах. В Барнауле большую работу по комплектованию актерских бригад и подготовке концертных программ осуществлял А.Я. Таиров. Концертные бригады Барнаула также выступала в госпиталях и на фронтах. Преданность актерскому поприщу, искренность и мастерство столичных театров вдохновляли население для решения главной задачи героически трудиться «ковать победу над врагом» и стойко переносить трудности военного лихолетья.

 Поворот театра на мирные рельсы

 Несмотря на весь трагизм: тяжёлые утраты и непоправимые потери, несмотря на то, что враг коварен и силён, страна не теряла надежды, верила и изо всех сил приближала победу. Забота государства о культуре в неимоверно трудные годы войны, сегодня воспринимается как чудо. В разгар войны оно заботилось и развивало образование, науку, искусство. Театр – это малая и одновременно большая и ответственная часть будущей мирной программы. И она состоялась благодаря единству партии и народа. В 1943 году столичные театры вернулись в Москву, а Краевой театр драмы возвратился из Бийска.  Театр снова нуждался в кадрах. В августе 1943 года Краевой театр драмы возглавляет  новый художественный руководитель  и директор, заслуженный артист Казахской ССР И.Г. Боров.

Боров создаёт театральную студию, которая  вовремя воспитала молодую достойную смену – будущих признанных и любимых актеров – А Шелякина, Д. Паротикова, Л.Двоеглазова и других замечательных профессионалов. В экспозиции библиотеки «Живая ткань театра» представлены воспоминания самих актёров об этих годах творческого роста, а также отзывы очевидцев об их творчестве. Театр вместе с верным зрителем доверчиво,  с высокими творческими планами входил в новую эпоху – уверенного продвижения к победе над врагом.  Как и прежде судьба народа и государства была судьбой  театра. Но другими, обновлёнными глубоко выстраданными стали ценности. Каждый спектакль быль настоящим событием для города и края. Театральным салютом Великой Победе стала постановка «Полководец Суворов» по пьесе И.Бехтерева и А.Разумовского. Образ Суворова создан талантливым актером А.К. Коковкин.

Последующие шаги театра содержатся в памяти ныне живущих. Теперь, главное, не растерять, не утратить память, не стать манкуртами. Часто, боясь пафоса, мы стыдимся сказать спасибо служителям искусства. Не стало встреч с актерами за пределами спектакля. Продолжительные аплодисменты – символ признательности и благодарности. Но нет обратной связи.  А она нужна обеим сторонам. Может быть, стоить вернуть традицию не столь уж давних лет?

Театр «крепостной» XXI века

 Обращение к истории Барнаула театрального позволяет признать, что у Краевого театра им. В.Шукшина большая и богатая история, чистые и счастливые истоки и глубокие корни. С 1776 года по 1890 год его можно было назвать баловнем судьбы. В последующие годы театр переживал разные коллизии. Крепкий фундамент, заложенный в самом начале: уважение и любовь к искусству и его традициям были здоровой основой для возобновления, выживания и возрождения «Сибирских Афин».  Если учесть, что город = это целостный социальный организм, то нельзя не признать благотворного влияния Горного театра на общую культуру  Барнаула. Поэтому, несмотря на специфику современных краевых театров – «Театра юного зрителя» (ныне «Молодёжный театр»), музыкального театра и театра кукол «Сказка» — хочется назвать их дочерними Горного театра. Дочерними не с точки зрения субординации, а в смысле духовного родства. Они возникли в ответ на повышенный интерес к профессиональному лицедейству, они тоже наследники Горного театра. Именно первый театр в далёком XVIII веке привил горожанам и развил любовь к искусству. Напомнили мы об этом не случайно.

Казалось бы в состоявшейся культурной, в том числе театральной жизни города, неожиданно появился новый театр с непривычным для современного театрала названием – «Крепостной». Как правило, имя – название несет в себе или статус театра – МХАТ – художественный, или цель, которую ставит перед собой  творческая труппа. Например, «Современник». По возрасту театр ещё очень молодой, почти в пеленках. А от «Крепостного» веет глубокой стариной и жёсткой зависимостью (от кого?).  В  XXI веке название «Крепостной» рождает вопросы. Другая странность, а может быть и смелость: у театра нет дотаций и меценатов. Он на самоокупаемости,  зависит только от зрителя. Барнаульцы знают, что   в период НЭПа  эксперимент с театром (перевести его на самоокупаемость) провалился. Но молодой коллектив смело смотрит вперёд. Время покажет. А пока перед нами молодые актёры, новосибирские и барнаульские выпускники, и молодёжная тематика. У них амбициозный молодой режиссёр – Данила Захаров, и его единомышленник директор – Александр Савин. Оба с интересными обещающими планами. Они требовательны к репертуару. Правда, он пока не велик, но они не спешат и строги в выборе; не сторонники развлекательных представлений. Хотят серьёзно говорить о серьёзном. Коллектив надеется создать своего зрителя, с которым можно вступать в диалог, размышлять о принципах и смысле жизни. Они рассчитывают на живой разговор. Поэтому не ожидают массового зрителя. Спектакль двух актёров с символичным названием «Пизанская башня», автор О.В. Пушкина, посвящён абсолютно  актуальной и абсолютно вечной молодёжной теме: конфликт молодых супругов. На смену яркому  началу семейной жизни пришла банальная повседневность и привычка.  Он и Она перестали понимать друг друга. Он не спешит домой. Она не готовится с радостью встретить друга. Каждый считает виноватым другого. Они хотят прийти к какому-то решению, но для себя ещё не решили к какому: расстаться или попытаться начать сначала. Чем закончилась семейная драма? Ответ  философский – в названии спектакля. Судя по реакции зала, актёрам удалось вызвать живой интерес зрителей. Пока герои обвиняли друг друга и защищались друг от друга, посторонних в зале уже не было. Реакция зрителей была мгновенной. Примечательно, что после спектакля разговор не окончился, думаю размышления о смысле спектакля  подолжатся и увенчаются неординпрными выводами и приведут благодарного зрителя на спектакли этой труппы ещё не раз!

Алла Александровна Гусева

Евгения Павловна Цепенникова