ruenmonch
AAAТема белого цветаТема черного цвета
Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова
Центр культуры
Дети и война

Дети и война

27.03.2020 14:37

Центр культуры Гуманитарного факультета продолжает информационный проект, посвящённый 75-летию Великой Победы. Сегодня мы поделимся с вами, друзья стихами известных советских поэтов и подборкой фотографий, посвящённых героическому подвигу советских детей и подростков в годы Великой Отечественной войны. В те далёкие, страшные годы пионеры, комсомольцы заменили на фабриках, заводах, на полях ушедших на фронт отцов, наряду со взрослыми они создали надёжный тыл, где, как и на фронте — ковалась Великая Победа!

О детях войны

 Валентина САЛИЙ

Детям, пережившим ту войну,
Поклониться нужно до земли!
В поле, в оккупации, в плену,
Продержались, выжили, смогли!

У станков стояли, как бойцы,
На пределе сил, но не прогнулись
И молились, чтобы их отцы
С бойни той немыслимой вернулись.

Дети, что без детства повзрослели,
Дети, обделенные войной,
Вы в ту пору досыта не ели,
Но честны перед своей страной.

Мерзли вы в нетопленных квартирах,
В гетто умирали и в печах.
Было неуютно, страшно, сыро,
Но несли на слабеньких плечах

Ношу непомерную, святую,
Чтоб скорее мира час настал.
Истину познавшие простую.
Каждый на своем посту стоял.

Девочки и мальчики войны!
На земле осталось вас немного.
Дочери страны! Ее сыны!
Чистые пред Родиной и Богом!

В этот день и горестный, и светлый,
Поклониться от души должны
Мы живым и недожившим детям
Той большой и праведной войны!

Мира вам, здоровья, долголетья,
Доброты, душевного тепла!
И пускай нигде на целом свете
Детство вновь не отберет война!

В пилотке мальчик босоногий

 Твардовский 1943

В пилотке мальчик босоногий
С худым заплечным узелком
Привал устроил на дороге,
Чтоб закусить сухим пайком.

Горбушка хлеба, две картошки —
Всему суровый вес и счет.
И, как большой, с ладони крошки
С великой бережностью — в рот.

Стремглав попутные машины
Проносят пыльные борта.

Глядит, задумался мужчина.
Сынок, должно быть сирота?

И на лице, в глазах, похоже, —
Досады давнишняя тень.
Любой и каждый все про то же,
И как им спрашивать не лень.

В лицо тебе серьезно глядя,
Еще он медлит рот открыть.
Ну, сирота. — И тотчас: — Дядя,
Ты лучше дал бы докурить.

Мальчик из села Поповки 

С.Я. Маршак

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок —
Последний гражданин села.
Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы —
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.
Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.
При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.

Мужчина 

В. Берестов

Отца на фронт призвали. 
И по такой причине 
Я должен жить отныне, 
Как следует мужчине. 

Мать вечно на работе. 
Квартира опустела. 
Но в доме для мужчины 
Всегда найдётся дело. 

Полны водою вёдра. 
Подметена квартира. 
Посуду мыть несложно –
На ней ни капли жира. 

С трёх карточек талоны 
Стригут мне в гастрономе. 
Кормилец и добытчик. 
Мужчина. Старший в доме. 

Я искренне уверен, 
Что стал отцу заменой. 
Но в жизни той далёкой, 
Блаженной, довоенной, 

Отец не занимался 
Подобными делами. 
Мать заменила папу. 
Я помогаю маме.

 Мальчики

 И. Карпов

Уходили мальчики – на плечах шинели, 
Уходили мальчики – храбро песни пели, 
Отступали мальчики пыльными степями, 
Умирали мальчики, где – не знали сами… 
Попадали мальчики в страшные бараки, 
Догоняли мальчиков лютые собаки. 
Убивали мальчиков за побег на месте, 
Не продали мальчики совести и чести… 
Не хотели мальчики поддаваться страху, 
Поднимались мальчики по свистку в атаку. 
В черный дым сражений, на броне покатой 
Уезжали мальчики – стиснув автоматы. 
Повидали мальчики – храбрые солдаты Волгу – в сорок первом, 
Шпрее – в сорок пятом, 
Показали мальчики за четыре года, 
Кто такие мальчики нашего народа.

Десятилетний человек 

С Михалков

Крест-накрест синие полоски 
На окнах съежившихся хат. 
Родные тонкие березки 
Тревожно смотрят на закат. 
И пес на теплом пепелище, 
До глаз испачканный в золе, 
Он целый день кого-то ищет 
И не находит на селе… 
Накинув старый зипунишко, 
По огородам, без дорог, 
Спешит, торопится парнишка 
По солнцу – прямо на восток. 
Никто в далекую дорогу 
Его теплее не одел, 
Никто не обнял у порога 
И вслед ему не поглядел. 
В нетопленной, разбитой бане 
Ночь скоротавши, как зверек, 
Как долго он своим дыханьем 
О
зябших рук согреть не мог! 
Но по щеке его ни разу 
Не проложила путь слеза. 
Должно быть, слишком много сразу 
Увидели его глаза. 
Все видевший, на все готовый, 
По грудь проваливаясь в снег, 
Бежал к своим русоголовый 
Десятилетний человек. 
Он знал, что где-то недалече, 
Выть может, вон за той горой, 
Его, как друга, в темный вечер 
Окликнет русский часовой. 
И он, прижавшийся к шинели, 
Родные слыша голоса, 
Расскажет все, на что глядели 
Его недетские глаза.

 Страшная сказка

С Михалков

Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.
Не сможет позабыться страх,
Изборождавший лица.
Сторицей должен будет враг
За это поплатиться.
Запомнится его обстрел.
Сполна зачтется время,
Когда он делал, что хотел,
Как Ирод в Вифлееме.
Настанет новый, лучший век.
Исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
Не смогут позабыться.

«Не» и «ни»

Б.Пастернак

Мне рассказывал смоленский
Паренек:
В нашей школе деревенской
Шел урок.
Проходили мы частицы
«Не» и «ни».
А в селе стояли фрицы
В эти дни.
Обобрали наши школы
И дома.
Наша школа стала голой,
Как тюрьма.
Из ворот избы соседской
Угловой
К нам в окно глядел немецкий
Часовой.
И сказал учитель: «Фразу
Дайте мне,
Чтобы в ней встречались сразу
«Ни» и «не»."
Мы взглянули на солдата
У ворот
И сказали: «От расплаты
НИ один фашист проклятый
НЕ уйдет!" 

Война

Л.Миланич

В классе очень холодно,
На перо дышу,
Опускаю голову
И пишу, пишу.
Первое склонение —
Женский род на «а»,
Сразу, без сомнения,
Вывожу — «война».
Что всего существенней
Нынче для страны?
В падеже родительном:
Нет — чего?— «войны».
А за словом воющим —
Мама умерла…
И далекий бой еще,
Чтобы я жила.
Шлю «войне» проклятия,
Помню лишь «войну»…
Может, для примера мне
Выбрать «тишину»?
Но «войною» меряем
Нынче жизнь и смерть,
Получу «отлично» я —
Это тоже месть…
О «войне» тот горестный,
Гордый тот урок,
И его запомнила
Я на вечный срок.

Майор привез мальчишку на лафете

(К.Симонов)

Майор привез мальчишку на лафете.
Погибла мать. Сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.
Его везли из крепости, из Бреста.
Был исцарапан пулями лафет.
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.
Отец был ранен, и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку,
Седой мальчишка на лафете спал.
Мы шли ему навстречу из России.
Проснувшись, он махал войскам рукой…
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был и мне пора домой…
Ты это горе знаешь понаслышке,
А нам оно оборвало сердца.
Кто раз увидел этого мальчишку,
Домой прийти не сможет до конца.

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.
За все, чем мы с тобою дорожили,
Призвал нас к бою воинский закон.
Теперь мой дом не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.

В блокадных днях
Мы так и не узнали:
Меж юностью и детством
Где черта?
Нам в сорок третьем
Выдали медали,
И только в сорок пятом —
Паспорта.
И в этом нет беды…
Но взрослым людям,
Уже прожившим многие года,
Вдруг страшно оттого,
Что мы не будем
Ни старше, ни взрослее никогда…

Мечты блокадного мальчишки

С.Сон

На окнах – надоевшие кресты…
И сутки не смолкает канонада,
А светлые мальчишечьи мечты
Ведут меня по дедовому саду.
Так хочется дотронуться рукой
До яблочной прозрачно-спелой кожи,
Увидеть вновь улыбки и покой
На лицах торопящихся прохожих!
Так хочется, чтоб мамочка моя,
Как прежде, заразительно смеялась,
Израненная взрывами земля
В цветочных росах снова искупалась!
Бумажным лёгким змеем с ветерком
Умчаться ввысь распахнутого неба.
И съесть – взахлёб!
До крошки!
Целиком!
Буханку вкусно пахнущего хлеба!

Василий Васильевич

Г.Черновская

В великой русской кузнице за каменной горой 
Стоит, гудит, работает заводик номерной. 
Туда Василь Васильевич приходит чуть заря 
И весело командует: «За дело, токаря!

За горы за Уральские молва о нем идет, 
А он себе работает и бровью не ведет. 
Во всем Урале токаря, пожалуй, лучше нет. 
Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!

С глазами светло-синими, с кудрявой головой 
Работает, старается гвардеец тыловой. 
Фотографы газетные бегут его снимать. 
Никто Василь Васильича не может обогнать. 

В минуту получается готовая деталь, 
На грудь ему повешена отличия медаль. 
Девчата им любуются, подходят и молчат, 
А он и не оглянется, не смотрит на девчат. 

За горы за Уральские молва о нем идет, 
А он себе работает и бровью не ведет. 
Василию Васильичу всего тринадцать лет. 
Привет, Василь Васильевич, примите наш привет!

 

Вернулся!

А. Барто

Мы папу не видели
Очень давно,
С тех пор
Как на улицах
Стало темно…

Маме работать
Вечернюю смену,
Мама ушла,
Поручила мне Лену.

Мы с Ленкой одни
Остаемся в квартире.
Вдруг входит военный
В зеленом мундире.

К кому вы пришли? —
Я спросил у майора.—
Мама с работы
Вернется не скоро.

Вдруг — я смотрю —
Он бросается к Ленке,
Поднял ее,
Посадил на коленки.

Он и меня тормошит
Без конца:
Что ж ты, сынок,
Не узнАешь отца?

Я майора обнимаю,
Ничего не понимаю:
Вы на папу не похожи!
Посмотрите — он моложе! 

Вынул я портрет из шкапа —
Посмотрите — вот мой папа!
Он смеется надо мной:
Ах ты, Петька, мой родной!

Потом он как начал
Подкидывать Ленку —
Я испугался:
Ударит об стенку.

Дорогие  друзья!

Пусть наши дети, внуки, правнуки НИКОГДА не знают ужасов войны!

Директор ЦК ГФ АлтГТУ Евгения Цепенникова