ruenmonch
AAAТема белого цветаТема черного цвета
Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова
Центр культуры
Жила бы страна родная! (Ефросинья и Масгуд)

Жила бы страна родная! (Ефросинья и Масгуд)

05.05.2020 01:19

75 лет назад свершилось всемирно-историческое событие, которое помнит каждый, кто живёт в России. Завершилась Великая Отечественная война  и вторая мировая война победой СССР. Великой  Победой Великого Народа назовут это событие потомки тех, кто сражался за неё.

В каждой российской семье бережно  хранятся письма с фронта, медали и ордена, фотографии тех лет. В каждой семье хранится ПАМЯТЬ о тех, кто отдал свою  жизнь за Родину! Хранятся такие воспоминания и в нашей семье!

Я родилась  через четыре года после завершения войны и была третьим ребёнком в семье двух выпускников Биологического факультета Томского Государственного университета.   Папа – Цепенников Павел Сергеевич – русский, православный,  мама – Хасаншина Рабига Саубановна – татарка, мусульманка. С маминой стороны в родне у нас: поэты, музыканты, муллы, хаджи… С папиной – скитники, инженеры, коммерсанты, купцы…

Ефросинья.

Папину родню я  знала хорошо, многих тётушек застала в живых, они,  в основном,  и хранили память о тех событиях. Родная тетя со стороны отца – Ефросинья Сергеевна Цепенникова (1902 — 2002)   входила в состав  первого выпуска акушерского отделения Барнаульского медицинского техникума, группы «Б» 1933  года  выпуска. Фтизиатрию ей преподавал муж её старшей сестры (моей самой любимой тетушки!) – Александры Сергеевны –  Бартенев Николай Вавильевич, организатор противотуберкулёзной службы в Томске и на Алтае.

С первых дней войны в Красную Армию она была мобилизована, как десятки тысяч женщин-медработников. Тысячи женщин добровольно вступали в армию и в дивизии народного ополчения.   В годы войны женщины служили во всех родах войск и представляли все воинские специальности. Женщины составляли 41% всех врачей, 43% фельдшеров, 100% медсестер.

Тетя Фрося говорила: «На войне, как на войне! Взялся за гуж – не говори, что не дюж!»  В боях под Смоленском их госпиталь был бомбардирован,  её завалило брёвнами,  поэтому она была бессильна потратить последний патрон на себя. Так она попала в плен.     

Сначала в лагерь под Смоленском.  В группе пленных была Евгения Лазаревна Клемм. Еврейка. Преподаватель истории Одесского пединститута, выдавшая себя за сербку. Она пользовалась особым авторитетом среди женщин-военнопленных. Е.Л. Клемм от имени всех на немецком языке заявила: «Мы – военнопленные и на военных заводах работать не будем». В ответ всех начали избивать, а затем загнали в небольшой зал, в котором от тесноты нельзя было ни сесть, ни двинуться. Так стояли почти сутки. А потом непокорных отправили в Равенсбрюк. Этот женский лагерь был создан в 1939 г. для политических заключённых – врагов нацизма.  Первыми узницами Равенсбрюка были заключенные из Германии, а затем из европейских стран, оккупированных немцами.     

Всех узниц остригли наголо, одели в полосатые (в синюю и в серую полоску) платья и жакеты без подкладки. Нижнее белье – рубашка и трусы. Обувь – деревянные колодки. Первые советские женщины-военнопленные – 536 человек – прибыли в лагерь 28 февраля 1943 г. Вначале всех отправили в баню, а затем  выдали лагерную полосатую одежду с красным треугольником с надписью: «SU» – Sowjet Union.  Еще до прибытия советских женщин эсэсовцы распустили по лагерю слух, что из России привезут банду женщин-убийц. Поэтому их поместили в особый блок, огороженный колючей проволокой. 
Каждый день узницы вставали в 4 утра на поверку, порой длившуюся несколько часов. Затем работали по 12–13 часов в швейных мастерских или в лагерном лазарете. Завтрак состоял из  эрзац-кофе, который женщины использовали в основном для мытья головы, так как теплой воды не было. Для этой цели кофе собирали и мылись по очереди. На обед узницы получали пол-литра баланды и 2– 3 вареные картофелины. Вечером получали на пятерых маленькую буханку хлеба с примесью древесных опилок и вновь пол-литра баланды.
        О том, какое впечатление произвели на узниц Равенсбрюка советские женщины, свидетельствует в своих воспоминаниях одна из узниц Шарлотта  Мюллер: «…в одно из воскресений апреля нам стало известно, что советские заключенные отказались выполнить какой-то приказ, ссылаясь на то, что согласно Женевской Конвенции Красного Креста с ними следует обращаться как с военнопленными. Для лагерного начальства это была неслыханная дерзость. Всю первую половину дня их заставили маршировать по Лагерштрассе. 
      Но женщины из красноармейского блока (так мы называли барак, где они жили) решили превратить это наказание в демонстрацию своей силы. Помню, кто-то крикнул в нашем блоке: “Смотрите, Красная Армия марширует!” Мы выбежали из бараков, бросились на Лагерштрассе. И что же мы увидели?  Это было незабываемо! Пятьсот советских женщин по десять в ряд, держа равнение, шли, словно на параде, чеканя шаг. Их шаги, как барабанная дробь, ритмично отбивали такт по Лагерштрассе. Вся колонна двигалась как единое целое. Вдруг женщина на правом фланге первого ряда дала команду запевать.

Она отсчитала: “Раз, два, три!” И они запели: 
Вставай страна огромная, 
Вставай на смертный бой… 
Я и раньше слышала, как они вполголоса пели эту песню у себя в бараке. Но здесь она звучала как призыв к борьбе, как вера в скорую победу. 
Потом они запели о Москве». 

Наказание маршировкой униженных военнопленных превратилось в демонстрацию их силы и непреклонности.  Бывшая узница Жермена Тильон в своих воспоминаниях дала своеобразную характеристику русским женщинам-военнопленным, попавшим в Равенсбрюк: «…их спаянность объяснялась тем, что они прошли армейскую школу еще до пленения. Они были молоды, крепки, опрятны, честны, а также довольно грубы и необразованны. Встречались среди них и интеллигентки (врачи, учительницы) – доброжелательные и внимательные. Кроме того, нам нравилась их непокорность, нежелание подчиняться немцам». 
         После  Равенсбрюка — Хелм.  В январе 1944 г. за отказ подписать согласие на работу в Германии и перейти в категорию гражданских рабочих более 50 женщин-военнопленных из лагеря в г. Хелм отправили в Майданек. Среди них были врач Антонина Никифорова (ленинградка, автор двух книг « Повесть о борьбе и дружбе» и «Это не должно повториться!», где были описаны мужество и героизм пленниц),  военфельдшеры Ефросинья Цепенникова и Тоня Леонтьева, лейтенант пехоты Вера Матюцкая. А оттуда в лагерь уничтожения Берген - Бельзен, концентрационный лагерь недалеко от г. Целле, Ганновер. Хотя Бельзен формально не являлся «лагерем смерти», не был оборудован газовыми камерами, тысячи узников погибли там от голода и истощения. В конце 1944 комендантом лагеря был назначен Йозеф Крамер, получивший зловещее прозвище "бельзенский зверь".

В апреле 1945 Бельзен был освобожден союзническими английскими  войсками. На момент освобождения в лагере было обнаружено свыше 35 тыс. трупов, а в живых оставалось около 30 тыс. человек. Среди них и моя тетя -_Ефросинья Сергеевна Цепенникова.

Ефросинья Сергеевна рассказывала, что за две недели до  дня освобождения  администрация и служащие лагеря бежали, оставив истощённых узниц умирать от жажды и голода. И вновь советские женщины не теряли силы Духа! Чтобы напоить всех узниц, они привязывали трёх русских женщин  друг к другу, опуская их, головами вниз в трехметровой глубины бетонные резервуары, где за сутки накапливался «конденсат» в виде луж, черпая воду небольшими плошками, они давали возможность напиться остальным – сами пили в последнюю очередь.
Узницы верили в освобождение, и эта вера звучала в песне, сложенной неизвестным автором: 
Выше голову, русские девочки! 
Выше головы, будьте смелей! 
Нам терпеть остается недолго, 
Прилетит по весне соловей… 
И откроет нам двери на волю, 
Снимет платье в полоску с плечей 
И залечит глубокие раны, 
Вытрет слезы с опухших очей. 
Выше голову, русские девочки! 
Будьте русскими всюду, везде! 
Ждать недолго осталось, недолго - 
И мы будем на русской земле. 
             По освобождении – фильтрационный лагерь и ежедневные проверки в НКВД, лишение всех прав…

 Пока не  были найдены документы, из которых стало ясно, что Ефросинья Сергеевна Цепенникова не предатель, не трус, не немецкая подстилка  — а  герой и патриот своей любимой Отчизны, участвовавшая в  концлагерях  в международном  движении «Сопротивления».  В  Краеведческом музее Алтайского края существует  фонд, посвящённый её героическому и славному военному прошлому, в книгах А.Никифоровой – можно найти описание её непреклонности и ненависти к фашистам.

А мы, её племянницы всегда будем помнить уют её маленькой квартиры, красоту её движений, мыслей, речи. Одухотворённое, прекрасное лицо.  И странные слова: «Не все немцы – фашисты…не все фашисты — звери! А Гитлеру – низкий поклон – он научил меня смирению!». Умерла она в 100 лет, сохраняя до конца любовь к людям и жизни! Вечная память всем узницам фашистских лагерей, перенесшим нечеловеческие муки и сохранившим свои бессмертные души, не очернив их предательством Родины!

Масгуд.

          Мама часто рассказывала нам, своим четырём дочерям,  о своём братишке – Масгуде  Саубановиче  Хасаншине.  Это были воспоминания о раннем сиротстве.  Маме было 15 лет,  Масгуду 13, (были еще младшие  сестры Дина и Айслу),  когда они осиротели. Мама была старшей и совершенно неподготовленной к самостоятельной  жизни. Моя бабушка Газиза Лябибовна  внушала  ей:  «Учись, доченька! А всё остальное, когда вырастешь, будут делать машины!»

Ни готовить, ни шить, ни вязать, ни стирать… Ох, и тяжко же пришлось ей. Она  вспоминала, как «урёвывалась», пока пыталась растопить печь… «Если б не братишка,  мы бы не выжили» — говорила мама. Он находил слова утешения, подбадривал, быстро решал любую проблему – и нравственную, и хозяйственную.  Скрыв возраст, в 13 лет поступил на Механико-математический факультет Казанского университета, был отличником, превосходно играл на скрипке. Везде возил с собой своего Страдивари, подаренного ему одиноким, бездетным профессором. Никогда не гневался, писал дивные стихи, был красивым внешне. Так же, как и у мамы, у дяди Масгуда при смоляных, роскошных волосах – были пронзительно синие глаза. Когда грянула война,  ему было 24 года.  Он имел броню, как перспективный учёный. Но как гражданин и патриот – дядя не смог отсиживаться в тылу и повторил  судьбу миллионов, отдавших жизнь «за други своя», за Отчизну…

О военных подвигах своего брата, мама почему-то молчала.  Мы знали только, что был дядя артиллеристом и погиб в Румынии…

Мы выучили в его память и самозабвенно на каждый День победы на четыре голоса браво орали « Марш артиллеристов».

« Артиллеристы, нам Сталин дал приказ,

Артиллеристы, зовет Отчизна нас.

Из сотен тысяч батарей

За слёзы наших матерей,

За нашу Родину – огонь, огонь!»

Наши сердечки трепетали, когда мы выкрикивали «Гремит среди полей суровый Бог войны» и непонятно нам было, почему влажнели прекрасные мамины глаза…

Только много лет спустя, нашла я следы   героической военной судьбы  своего дяди, ни разу не увиденного мною, знакомого мне только по рассказам мамы, да старым, венного времени, фото. Нашла на сайте «Подвиг народа.ru». За что я безмерно благодарна создателям сайта. Как и миллионы россиян,  не желающих  быть «Иванами, не помнящими родства».

Привожу выдержки  из двух  архивных документов, найденных мною на сайте.

  1. О награждении Орденом Отечественной войны II степени ст. лейтенанта Масгуда Саубановича Хасаншина в РККА с 01.07.1941 года Место призыва: Бауманский РВК, Татарская АССР, г. Казань, Бауманский р-н.

№ записи: 41957296 Фронтовой приказ №: 105/н  от: 22.09.1943 Издан: ВС 40 А 2 Украинского фронта / Архив: ЦАМО. фонд: 33,  опись: 690306. ед. хранения: 1255

№ записи: 41957239 «Работая ст. адъютантом,  является организатором данного дивизиона, сколачивая и обучая непосредственно подразделения Управления. В условиях боевых действий прошёл с ним славный боевой путь от Киева до р. Молдава. Лично руководя работой кочующих орудий за период с 22.04.- 17.06 уничтожил ст. пулемётов 3, ручных пулемётов 2, ДЗОТОВ 2, рассеял до 2-х рот пехоты. Подавлен огневой взвод 75м/м орудий. Руководя разведкой дивизиона, за период с 22.04 по 17.06 обнаружил н.п.2, ДЗОТОВ 4, ст. пулемётов 18, ручных пулемётов10, взвод 78м/м орудий, землянок — 6, траншей и окопов -12, КП противника -1. Достоин правительственной награды.

  1. Информация из донесения о безвозвратных потерях

Фамилия   Хасаншин

Имя  Масгуд

Отчество Саубанович

Дата рождения/возраст — 02.1917г.

Дата и место призыва   — 21.07.1941, Казанский ГВК, Татарская АССР, г. Казань

Последнее место службы  — 159 УР 491 ОПАБ

Воинское звание  -  ст. лейтенант

Причина выбытия — убит

Дата выбытия  — 03.10.1944

Первичное место захоронения -  Румыния, жуд. Ботошани, с. Пояна-Штампей,  северная  окраина, район госпиталя.

Название источника информации — ЦАМО

Номер фонда источника информации — 33

Номер описи источника информации – 11458

Номер дела источника информации – 438

Между этими событиями – без малого год – и вся жизнь! прекрасного  и талантливого человека, настоящего Мужчины, который… «сердце не прятал за спины солдат»

…Светлая память светлому человеку!

       Две судьбы, две жизни, опалённые войной! Одна — длиной в целый век, а другая в двадцать семь ярких и огневых лет. Татарин и русская. Мужчина и женщина! Мои родные дядя и тётя – простой и убедительный пример патриотизма многонационального советского народа в борьбе за Великую Победу!

Директор Центра культуры Гуманитарного факультета АлтГТУ им. И.И. Ползунова Евгения Павловна Цепенникова