ruenmonch
AAAТема белого цветаТема черного цвета
Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова
Центр культуры
Актер, сыгравший смерть и любовь без единого слова

Актер, сыгравший смерть и любовь без единого слова

16.05.2020 13:45

Юрий Катин-Ярцев родился 23 июля 1921 года в Москве.  

Юрий был единственным ребенком в семье. Его отец – бухгалтер Госбанка Василий Нилович Катин-Ярцев умер от тифа, когда мальчику было восемь лет.  По отцовской линии – потомок древнего дворянского рода Катиных – Ярцевых (дворян Рязанской губернии, первые упоминания о которых относятся к 1594 году). Мама, Юния Михайловна, замуж больше не выходила и всю себя посвятила воспитанию сына. Жили Катин-Ярцевы в Спиридоньевском переулке, недалеко от Арбата. Юрия окружали ребята из творческой среды. Когда дед давал мальчику пятак за то, что тот писал за него письма, Юра тут же покупал на этот «гонорар» новую книгу.

Юрий Катин-Ярцев посещал сразу две театральных студии. Первая – при Дворце культуры автозавода имени Сталина (позднее – имени Лихачева) . Руководил студией знаменитый режиссер Сергей Львович Штейн. Вторым местом учебы Юрия был Дворец художественной самодеятельности детей Советского района. Его наставником был ученик Мейерхольда, режиссер Иосиф Абрамович Шидло.

 В 1939 году Юрий Катин-Ярцев окончил школу и с первой попытки был принят в училище при театре имени Вахтангова, где проучился всего месяц, так как попал в Ворошиловский призыв и ушел в армию.

Великая Отечественная война – огромный и важный этап в биографии Юрия Катин-Ярцева. Он служил в железнодорожных войсках, строил мосты на Дальнем Востоке, затем попал в действующую армию, на Воронежский фронт. Он был участником боев на Курской дуге, воевал на I Украинском фронте и IV Украинском. В конце войны Катин-Ярцев стал кавалером ордена Красной Звезды.

 Но даже в армии Юрий не оставил свое увлечение театром. Он выступал в клубах, читал сослуживцам классику и современную литературу, постоянно репетировал с друзьями спектакли и концерты. И никогда не забывал о книгах. В одном из его дневников отмечено: «Прочитал: Достоевский, Майн Рид, Данилевский, Бласко Ибаньес, В.Базов (Болгария)…"

После демобилизации в 1946 году Юрий Катин-Ярцев вернулся в училище при Вахтанговском театре, которое к тому моменту получило имя Бориса Щукина. Здесь ему довелось застать учеников самого Евгения Вахтангова. Эта школа настолько потрясли начинающего актёра, что расстаться с училищем он не смог.

Катин-Ярцев был старше своих товарищей по возрасту. Юный Михаил Ульянов, приехавший в Москву из Омской области, нашел в его лице и друга, и наставника. «Он был самым честным, самым порядочным, справедливым, мудрым, отзывчивым, – рассказывал Ульянов. – Со своими бедами все шли к нему. Это вышло само собой, он к этому не стремился, но каждый понимал, что он ниже, хуже, «жиже» Юры. Маленькая комната в коммуналке в Спиридоньевском переулке была своеобразным клубом, где можно было поговорить, повеселиться и подкормиться…»

Получив диплом, Юрий Катин-Ярцев остался в училище старшим лаборантом на кафедре актерского мастерства. Одновременно он поступил в Театр на Малой Бронной. А через два года начал вести самостоятельную педагогическую работу.

Много лет Катин-Ярцев считался лучшим преподавателем кафедры актерского мастерства, среди его учеников — Наталья Гундарева, Константин Райкин, Юрий Богатырев, Наталья Варлей, Вениамин Смехов, Юрий Васильев, Галина Беляева, Леонид Ярмольник и многие другие, известные сейчас актеры.

 Юрия Васильевича в училище буквально обожали. Когда он шёл по коридору, все вставали, потому что, по воспоминаниям бывших студентов, не поприветствовать его было невозможно. Невысокий, сухой, с вечным пухом седых волос вокруг голой макушки, он вызывал улыбку у зрителей и трепетное поклонение среди учеников.

  Константин Райкин рассказывал: «Он для меня — пример высокого уровня мастерства в этом деле, в деле преподавательского искусства. Я считаю, что он — один из выдающихся мастеров в преподавании актерского дела. В свое время попасть на курс Катина-Ярцева считалось большим везением. Я думаю, что его курсы, может, еще наряду с курсами Веры Константиновны Львовой, были самыми удачными выпусками того времени в Щукинском училище. Юрий Васильевич был человеком, который вокруг себя распространял ауру интеллигентности, порядочности. Понятие интеллигентности в русском понимании — это обязательно порядочность, это не просто интеллектуальный человек интеллектуального труда, но еще и особые какие-то качества морали. Мне кажется, он был высочайше порядочный человек. Вообще, тогда Щукинское театральное училище в своем педагогическом составе имело несколько людей уникальных не только по дарованию, но и по своим человеческим качествам. Это были лучшие люди театрального мира, такие аристократы духа. Юрий Васильевич Катин-Ярцев, Ада Владимировна Брискиндова, Татьяна Ивановна Запорожец, Владимир Георгиевич Шлезенгер, Альберт Григорьевич Буров, Борис Евгеньевич Захава — это были особые, высочайше духовные люди от театра, которые не позволяли чему-то быть просто незначительным фактом». 

В 1981 году Юрию Васильевичу было присвоено звание профессора.

В кино Юрий Катин-Ярцев начал сниматься в 1954 году. Он сыграл небольшую роль в фильме Владимира Басова «Школа мужества», после чего надолго пропал из поля зрения кинорежиссеров. В течение следующих полутора десятков лет он снялся всего в нескольких фильмах в эпизодических ролях.  Известность Юрию Катин-Ярцеву принесла роль сказочного героя по имени Джузеппе – Сизый нос из «Приключений Буратино». Когда Юрий Васильевич снимался в этом фильме, он был немолодым актером с солидным театральным багажом за плечами.

Начиная с 70-х годов актер очень много снимался. Он любил свои маленькие роли, но больше других – Суворова в картине «Багратион». Актер считал, что внешне и внутренне похож на Суворова, и гордился этой работой. Во время съемок Юрий Васильевич тяжело болел, с трудом выдерживал нагрузки в экспедиции, но поддался уговорам режиссера, когда нужно было оседлать коня и проехать по горам.

Среди других известных работ актера: Томас в фильме Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен», гренадёр в музыкальной комедии Наума Бирмана «Трое в лодке, не считая собаки», Трубицын в детективе Эльдора Уразбаева «Визит к минотавру», Прокопий в историческом фильме Геннадия Васильева «Русь изначальная». Всего на счету актера более ста ролей в кино и свыше семидесяти на телевидении.
Настоящими вехами не только в кинобиографии Катина-Ярцева, но и в отечественном кино стали его роли в фильмах «Агония» и «Прощание» — депутат Пуришкевич и старик Богодул.  Об этих работах с восхищением вспоминал режиссер Элем Климов: «Пуришкевич – фигура весьма непростая, человек бешеного темперамента, крайних взглядов. Именно он был основным убийцей Распутина, и Юрий Васильевич это прекрасно передал. В конце фильма есть долгий крупный план: Пуришкевич среди книг. И там он сыграл… смерть. Без слов. Второй раз мы встретились на съемках «Прощания». Моя жена Лариса Шепитько не успела закончить фильм и оставила мне «в наследство» всю группу. Катин-Ярцев сыграл Богодула – странный персонаж, природный человек. И опять он оказался на месте. В финале была такая картина: вечное дерево, которое все время сбивали бульдозером, жгли, но оно выстояло; рядом – главная героиня (Стефания Станюта), в предсмертном состоянии прижалась к обгоревшему стволу, как бы сливаясь с ним. И к ней подходит Богодул, хлюпая по грязи, становится на колени и смотрит на нее. И вот два крупных плана: она, которая уже ничего не видит, и он, стоя в грязи на коленях, смотрит на нее. Сколько им обоим лет – неизвестно, ведь это люди вне возраста. Но мы должны были понять, что он всю жизнь ее любил… Как он сыграл! К сожалению, этот кусок не вошел в фильм. Но я познакомился с актером, который сыграл и смерть, и любовь. Без единого слова».

Юрий Катин-Ярцев много работал и на телевидении, был постоянным участником «Телетеатра», играл в экранизациях Н.Гоголя, Ж.Сименона, О.де Бальзака, Ф. Достоевского,  Э. Радзинского,  А. Конан-Дойля, А. Пушкина, Ш. Алейхема, С.Михалкова.

Еще одной страстью Катин-Ярцева было художественное слово. Он поставил десятки композиций, моноспектаклей, работал с признанными мастерами этого жанра – Яковом Смоленским, Юрием Мышкиным, Вадимом Маратовым, Павлом Любимцевым. Многие из них стали известны благодаря его режиссуре. Но главным местом службы Юрия Катин-Ярцева всегда оставалось училище имени Щукина. Когда он говорил, затихали все. Когда он шел по коридору, студенты вставали. Когда выходил на сцену на каком-либо торжественном вечере, ему устраивали овацию. Для руководства он был очень неудобный человек с определенной точкой зрения, которую никогда не боялся высказывать, поэтому многие побаивались его прямоты.

 Ольга Яковлева вспоминает:  «Он был и папа, и педагог, и мастер, который с нами сделал много дипломных спектаклей. Он разрешал наши конфликты на курсе. Конфликты были и с Андрюшей Мироновым, и, когда отрывки ставились на французском языке, с преподавателем французского языка Брискиндовой Адой Владимировной. В общем, это был такой свет на курсе, со всем проблемами можно было подойти к нему. Это был абсолютно светлый, чистый и творческий человек. В нем была всегда доброта. У него была позиция, что ни искусство при нем, а он при искусстве. Это рождало и любовь актеров к нему в труппе, и любовь учеников, которые его просто обожали. На сцене это был такой пример безукоризненного творческого поведения».

 У него была уникальная терпеливость к людям. На его курсах была самая плохая дисциплина, много происшествий, но его ученики работали больше всех. Катин-Ярцев обожал талантливое вранье. Если студент пропустил лекцию и начинал выкручиваться, он сразу понимал, в чем дело. По глазам было видно, что он готов расхохотаться, что он уже «колется», но внешне оставался грозен. Хотя был счастлив. «Раз хорошо врет, значит, будет хорошим артистом».  

Евгения Симонова: «Юрий Васильевич Катин-Ярцев — это абсолютная моя судьба, моя биография. Я абсолютно убеждена, что если бы не он в тот момент набирал курс, то меня бы в профессии не было. Он взял меня к себе, хотя он понимал, что это будет непросто, и мне было очень непросто. На первом семестре первого курса, в начале сентября, Юрий Васильевич собрал нас в аудитории и стал говорить какие-то общие вступительные слова. Я смотрела на него и пыталась понять (поскольку я ничего не знала о нем), — какой он. Знала, что он — актер Театра на Малой Бронной. Знала, что у него был легендарный блестящий курс, где были Богатырев, Наталья Гундарева, Костя Райкин, и многие-многие другие изумительные артисты. Курсы Катин-Ярцева всегда отличались именно тем, что каждый был не похож на другой, потому что Юрий Васильевич всегда шел от тебя, от твоей индивидуальности, что тебе выгодно, что тебе интересно. Как он отбирал отрывки! Как он поощрял любую инициативу — самостоятельные отрывки, самостоятельные спектакли! Он всегда нам говорил: «В отрывке существуй ради партнера, чувствуй, как ему удобней, как ему выгодней во всем. Играй партнера — и ты выиграешь во сто крат, чем если ты будешь занят собою и упиваться собою». Он так жил сам — и в жизни, и в профессии. Юрий Васильевич был совершенно лишен какой-то профессиональной зависти, ревности, и поэтому у нас всегда на курсе были очень интересные педагоги, очень интересные личности».

 Юрий Васильевич часто плакал. Не на виду, а в углу, на кухне, если узнавал, что у кого-то что-то не так, кто-то ушел из театра, кого-то затерли. Он переживал, потому что помнил всех студентов по именам. К каждому человеку Катин-Ярцев применял свою индивидуальную систему. Он разрушал все схемы.Его педагогические методы были бесподобны. Он находил индивидуальный подход к каждому.

Вот что вспоминал Александр Ширвиндт: «Когда я приходил к нему домой, то видел: на полу лежали этакие простыни-транспаранты. Написано, положим, «Богатырев» — и от этого квадратика с фамилией шли стрелки в разных направлениях к другим квадратикам. Это было обозначение вех творческого пути студента Юры — что он уже сыграл, что он показывал самостоятельно, куда его вести дальше, где искать материал… Причем Катин-Ярцев делал такую учебную схему-разблюдовку на все четыре года для каждого студента! Я такой скрупулезности в педагогике и представить себе не мог!»

 Леонид Ярмольник рассказывал: «Нет педагогов, которые имеют такое количество «отмычек» к каждому индивидуально: ко мне одна «отмычка», к Жене Симоновой, моей однокурснице, — другая, к покойному Стасу Жданько, уникальному, была третья «отмычка». Мы все очень разные были. Юрий Васильевич — педагог не только по профессии. Я всегда говорю о том, что если из меня и вырос порядочный человек, то это благодаря Юрию Васильевичу. То, что он учил профессии, — может быть, это было самое простое, чему он меня мог научить. Самое важное — он меня научил уважать людей, он научил меня любить жизнь, он научил меня уважать время, ценить и слышать людей. Таким вещам могут научить, наверное, только родители или учителя начальных классов, это то, что закладывается с дыханием, с кровообращением, с генами. Он был человеком, который, если к нему вовремя попасть, может гены подправить, воздух поменять и сделать так, чтобы кровь бегала с другой скоростью».

Последние годы он уже не мог бывать в училище, и ребята приходили к нему домой. За два дня до смерти Юрий Васильевич тоже работал, занимался с двумя студентами художественным словом.  Юрий Васильевич говорил: «Давайте будем очень требовательны к себе и снисходительны к окружающим, тогда жизнь будет значительно проще, легче».

 Михаил Ульянов: «Из всех людей, с которыми жизнь мне дала возможность познакомиться, такого уникального качества человечности я наблюдал только в двух людях — это моя жена и Юра Катин-Ярцев. Юра Катин-Ярцев, Юрий Васильевич — человек уникальный и светлый, почти обожествленный. В нем было что-то от ангелов: лысая голова, огромные детские глаза и влюбленные взгляды на всех, кто его окружает, с кем он работал, дружил. Он был уникальной личностью, потому что, не занимая ведущих ролей ни в кино, ни в театре, он был светлый какой-то, ангельской души. Он первые годы в театре не так уж много работал, не такие уж большие роли играл, но очень был счастлив, когда ему предлагали какой-нибудь эпизод. Великое счастье, что ему встретились на пути и большие, крупные и замечательные работы. Это «Мюнхгаузен» захаровский, это совершенно уникальная работа в «Агонии». Это замечательная роль старика у Ларисы Шепитько в картине «Прощание с Матерой».

Последней работой Катина-Ярцева стала роль Габсбурга-Пузанкова в фильме Геннадия Полоки «Возвращение броненосца», которая вышла на экраны после смерти Юрия Васильевича. Всего на счету актера было более ста ролей в кино, и свыше семидесяти — на телевидении.

Юрий Васильевич Катин-Ярцев ушел из жизни 18 марта 1994 года. Похоронен на Армянском кладбище в Москве (считается частью Ваганьковского кладбища).

Жена — Елена, на которой женился в возрасте 44 лет.

Сын— Михаил Катин-Ярцев — историк, генеалог.

 Фильмография:

1996 Возвращение «Броненосца»… Иллюзионист Габсбург-Пузанков
1993 Пистолет с глушителем …Генерал
1993 Налетъ
1992 Волшебная лавка (ТВ)
1991 Гангстеры в океане
1991 Безумная Лори … Вилли Бэннок, ветеринар
1990 Яма … сторож на кладбище
1990 Сэнит зон … Акимыч, пекарь
1990 Спираль (сериал) … Матвеев
1990 Семья вурдалаков
1990 Очарованный странник
1990 Здравия желаю! или Бешеный дембель … генерал-лейтенант
1990 Арбатский мотив … Сергей Иванович
1989 Транти-Ванти … дед Семен
1989 Отче наш … старик в колпаке
1989 Криминальный квартет … Семен Моисеевич
1989 Казенный дом
1988 Работа над ошибками
1988 Пусть я умру, господи… … Сценарист Зяма
1988 Приморский бульвар … фотограф
1988 История одной бильярдной команды
1987 Портрет (ТВ)
1987 Поражение (сериал) … Лазарь
1987 Первая встреча, последняя встреча
1987 Любящий вас Коля (ТВ) … Левиссон
1987 Визит к Минотавру … Трубицын
1987 Везучая … экзаменатор
1986 Чичерин … архивариус
1986 Равняется четырем Франциям (ТВ)
1986 Наградить (посмертно) … Добровольский, профессор медицины
1986 Лицом к лицу
1985 Тетя Маруся (ТВ)
1985 Тевье-молочник (сериал) … Педоцур
1985 Русь изначальная … Прокопий
1985 Иван Бабушкин (сериал)
1985 Дайте нам мужчин! … профессор
1985 Говорит Москва
1985 Багратион … Суворов
1984 Человек-невидимка … хозяин волшебной лавки
1984 Солнце в кармане … старик в деревне
1984 Веселая вдова (ТВ) … Кромон
1984 Блистающий мир … Доктор Стивви, ученый
1983 Черный замок Ольшанский (ТВ) … Мультан
1983 Климко … мастер Сноп
1983 Здесь твой фронт … дед Матвей, рабочий завода
1983 Вам телеграмма… … Алексей Алексеевич Лобачевский
1982 Этюд для домино с роялем (ТВ)
1982 Серебряное ревю … дедушка Лены
1982 Никколо Паганини (сериал) … Урбино
1982 Мать Мария … князь
1982 Забытые вещи
1982 Государственная граница (сериал) … Фомичев
1982 Восточный рубеж
1981 Тропинины … Махрюта
1981 Прощание … Богодул
1981 Проданный смех (ТВ) … господин Рикерт
1981 Охотник (ТВ) … Ефим Петрович Кокорев
1981 Всем — спасибо! … Николай Иванович
1980 Петровка, 38 … Григорий Иванович
1980 Незваный друг … профессор Веденеев
1980 Линия жизни (сериал) … Кукоцкий
1980 Кто заплатит за удачу
1980 Крах операции «Террор»
1980 Каникулы Кроша (сериал) … посетитель выставки
1980 Двадцать шесть дней из жизни Достоевского … конторский служащий
1979 Ярость (ТВ)
1979 Трое в лодке, не считая собаки … гренадёр
1979 Тот самый Мюнхгаузен … Томас, слуга барона
1979 Родное дело … Пестов
1979 Молодая хозяйка Нискавуори (ТВ)
1979 Месяц длинных дней (ТВ) … Лев Иванович Куницын
1978 Шла собака по роялю … Чиж, смотритель самодеятельности из Москвы
1978 Человек, которому везло … профессор геологического факультета
1978 Вечер воспоминаний (ТВ)… Колпаков
1978 Ветер странствий
1978 Баламут
1977 Смешные люди! … чиновник
1977 Осторожно, листопад! (ТВ) … сосед
1976 Фантазии Веснухина (ТВ) … точильщик
1976 Ну, публика! (ТВ)
1976 Мартин Иден (ТВ) … Библиотекарь
1976 Капитанская дочка (ТВ) … Иван Игнатьевич
1976 Город с утра до полуночи
1976 Всегда со мною… … друг Ильинa, сотрудник Эрмитажа в блокадном Ленинграде
1976 Волшебный круг (ТВ) … дедушка Артемки
1975 — 1981 Агония (сериал) … Владимир Митрофанович Пуришкевич, черносотенец
1975 Шагреневая кожа (ТВ) … Поррике
1975 Приключения Буратино (ТВ) … Джузеппе-Сизый нос
1975 О чем не узнают трибуны … Николай Николаевич, старый учитель
1975 Победа присуждается…
1975 Бриллианты для диктатуры пролетариата … Крутов
1974 Свадьба как свадьба (ТВ) … дедушка жениха
1974 Мегрэ и старая дама … Доктор
1973 Семнадцать мгновений весны (сериал) … астроном
1973 В номерах (ТВ) … чиновник Блесткин
1972 Мраморный дом … дядя Владик
1972 Будденброки (ТВ) … Иоганн Будденброк-старший
1972 Бой после победы … Курт Бархельт
1971 Следствие ведут Знатоки (сериал) …Чёрный маклер, дядя Жора
1971 Черный маклер
1971 Молодые
1971 Минута молчания … Сидоров
1968 Интервенция … Золотницкий, взломщик сейфов
1967 Пароль не нужен … человек в измятой гимнастёрке
1963 Аптекарша (короткометражный) … Черномордик, аптекарь
1958 Капитанская дочка … Генерал
1954 Школа мужества … эсер

 Давайте ещё раз отдадим дань памяти и уважения настоящему Человеку и  бесстрашному Воину, всей своей жизнью ещё раз всем нам  убедительно доказавшему, что «гений и злодейство — две вещи несовместные»!